KZ

Главная страницаПедагогическая мастерская - статьи
Границы моего Я
Границы моего Я
16 января 2019    Автор / Столярова М., психолог, Санкт-Петербург қаласы.

«Я из тебя человека сделаю…» Как вам удалось воспитать такого прекрасного, послушного ребенка? – Все просто: насилие, угрозы, шантаж, манипуляции. (анекдот из интернета). Полагаю, вынесенную в заголовок фразу вы слышали не раз, и большая удача, если это звучало не в ваш адрес, когда вы были малышом. Сделать из ребенка человека – миссия понятная и великая, если предположить, что ребенок изначально не человек и без активного участия взрослого им никогда не станет. Неужели дети рождаются какими-то недоделанными природой, а наша родительская задача – их «доделать»? И чем заниматься родителям с детьми, если не воспитывать? Рассмотрим разные стили воздействия, главным образом, связанные с родительской властью.

Авторитарный стиль воспитания предполагает абсолютную родительскую власть. Есть ряд иногда ясных, иногда не очень ясных требований, которым дети должны подчиняться. Их желания, нежелания, чувства, мысли, идеи, намерения авторитарному родителю не особо интересны и не нужны. От ребенка просто требуется полное и безоговорочное послушание. Есть система жестких требований и наказаний за непослушание. Строгая вертикальная субординация «я, родитель, главный и буду таким всегда», «ты – маленький и подчиненный, тоже таким останешься всегда». Формируется отчетливая субординационная линия, согласно которой ребенок или всегда остается подчиненным либо, вырастая, сам становится авторитарным властителем, когда у него появляются собственные дети или подчиненные. Таким детям негде приобрести опыт бытия равным, свободным в своих решениях, и отвечающим за их последствия. Нет возможности занять лидирующую позицию, повести за собой людей. Плюсы: детям не нужно выбирать, хотеть, принимать решения. Они избавлены от тревоги неопределенности, тревоги выбора и сложностей самоопределения. Дети умеют уважать старших либо боятся перечить. Они всегда соблюдают границы и правила либо выдерживают их дома, где ориентиры очень строги, и нарушают их там, где нет такого авторитаризма.

Из ребенка получается отлично функционирующий исполнитель в любой системе либо бунтарь, всю жизнь пытающийся свергать чужие авторитеты и правила и навязывать свои. Взрослым в авторитарных семьях проще выполнять свои родительские обязанности: достаточно убедительно утвердить свою власть, и «все работает», сама система жестких правил задает «русло», в котором протекает все воспитание нового человека. Минусы: ребенок, даже вырастая, ищет и находит себе подобные авторитарные фигуры (остается надеяться, что они не будут криминальным образом использовать его в своих целях), поскольку опыт подчинения и неспособность формировать свою позицию требуют поиска ориентира и опоры на сильную фигуру.

У детей – да и взрослых, из них получившихся – не появляется иных желаний, кроме потребности выполнить все, что требуется, чтобы избежать наказания или недовольства властных фигур, либо смоделировать жесткое и авторитарное подчинение на общении с собственными детьми, подчиненными или теми людьми, которые позволят им делать это с собой. У них часто нет шанса понять, кто они такие и чего хотят, за исключением ярких и понятных в их случае желаний: быть в безопасности или обладать безграничной властью. Воспитание, центрированное на ребенке (или родительское безвластие). Характерно для родителей, воспитанных в авторитарной или непоследовательной манере. Родитель, будучи раненым жестким, не гуманистичным отношением к себе, помнит свое напряженное и безрадостное детство и, не желая повторять его, боится проявлять хоть какую-то власть в отношении своих детей. Любое принуждение, требование или даже просто постановка ребенку границы воспринимается взрослым как возможное насилие и попытка навязать свою волю. В результате дети в таких семьях растут без родительского требования, без границ, ясности и структуры. Поскольку отсутствие границ и ранняя свобода сильно повышает тревогу, то дети волей-неволей провоцируют своих родителей на сильную реакцию, которую они могли бы счесть за проявление хоть какой-то родительской власти. Родитель, эту реакцию выдающий (часто совсем неадекватно и совсем не так гуманистично, как ему хотелось) потом сильно винит себя за «срыв», и старается сдерживаться еще лучше, чтобы не уподобляться своему авторитарному родителю, от которого они так несправедливо пострадали в своем детстве. В результате взрослые еще больше попустительствуют, дети еще больше провоцируют или тревожатся. Плюсы: ребенок вынужден рано взрослеть, чтобы распоряжаться свалившейся на него свободой. Он учится управлять своими взрослыми, диктовать им свою волю. Его силы уходят не на переживание страха неподчинения или борьбу с границами и правилами, а на переживание тревоги и растерянности, на попытки научиться распоряжаться этой свободой. Дети вырастают ответственными и рано взрослыми, что иногда привлекательно для безвластного, слабого родителя. Минусы: ребенок «пропускает» детство и возможность быть беспечным. Беспечность возникает у ребенка, знающего, что есть родители, которые его остановят, научат, подстрахуют, прореагируют, настоят, потребуют. Поскольку этих границ никто не ставит, то их приходится искать самому, натыкаться на последствия своих неудачных детских выборов и решений. Ориентиров у ребенка нет, это рождает тревогу, с которой непросто обходиться. Дети растут с ощущением отсутствия опоры, чувствуют собственную раннюю взрослость, а также инфантильность и слабость родительских фигур. Они перегружены ранней ответственностью, измучены родительскими непоследовательными реакциями, им труднее расслабиться, довериться, снять избыточный контроль, вырастая, они иногда не хотят создавать семью и иметь детей.

Либеральное воспитание. В либеральном воспитании (либерализм, от лат. liberalis – свободный, – философское и общественно-политическое течение, провозглашающее незыблемость прав и индивидуальных свобод человека) в основе лежит уважение к правам и свободам человека. Причем важно понимать, что и родитель, и ребенок – оба члена иерархической системы – те люди, чьи права и свободы являются важными. Либеральный родитель не отказывается от своей родительской роли и от своих прав как члена семьи и человека, обладающего потребностями. Осознает и выполняет функцию родительской власти, ставит ребенку границы, создает ему структуру из ценностей, традиций, законов и основ. По мере возможностей понимает чувства, потребности и желания ребенка, при этом не ставит их в центр, а сопоставляет с внешним контекстом – ситуацией, семейными задачами, задачами безопасности, развития, с внутренним контекстом – со своей способностью и возможностью выполнить желания и нужды детей. В идеале, либеральное воспитание дает детям три важных опыта: • подчинение (в идеале родительская власть транслируется твердо, ясно, с уважением, осуществляется справедливо). Подчинение требует принятия иерархии сверху вниз. «Отец сказал, все выполнили»;

• сотрудничество – когда решения обсуждаются, в семье советуются, обсуждают, то, что ребенку возможно обсуждать по возрасту;

• лидерство – ребенок иногда может придумать и возглавить, при помощи родителей, какой-то семейный проект – праздник, поход, день рождения, детский спектакль. Плюсы: дети вырастают, получая три разных способа взаимодействия с родительской властью, которые потом переносят на взрослую жизнь – подчиняться (в школе и с начальниками), где есть возможность сотрудничать и договориться с любым человеком, а также придумывать идеи, организовывать свои проекты или бизнес. Дети получают в семье разный опыт, что делает широкими возможности приспособления. При этом они сохраняют уважение к себе и другому – с кем сотрудничают, кого ведут за собой или кому подчиняются.

В семье достаточно уважения, нет страха, есть возможности договориться или послушать старших. Минусы: достаточно затратно для родителей, особенно не имевших этого опыта в своих детских семьях. Самим родителям приходится быть гибкими и выбирать, какой из трех стратегий пользоваться в данный момент. Требует достаточной осознанности, практики взаимного уважения, умения признавать свои ошибки, хорошо ощущать собственные границы и границы других людей. Требует твердости в решениях при одновременной способности сомневаться, тогда, когда это возможно, перепоручать, отдавать ответственность, верить в то, что дети адекватно распорядятся тем куском свободы и власти, который на какой-то момент предоставил ему родитель.

Всегда удивлялась родителям, которые жалуются на то, что у них «какие-то не такие дети», на мой взгляд, поведение и особенности наших детей являются достаточно прямым следствием того, что мы, родители, в них заложили как генотипически, так и нашими моделями воспитания. Особенно в этом упорствуют родители, желавшие сделать из ребенка «человека», они убеждены, что именно он, ребенок, является причиной их неспособности это сделать. По-моему, выгоднее и приятнее гордиться своими детьми. А если вдруг «дети не нравятся», то нужно иметь смелость пересмотреть родительские стратегии и внимательно разобраться с собственным детством, для того, чтобы появилось больше возможностей выбирать именно те стратегии, которые считаете важными и хотите воплощать в жизнь.

Психологические границы – это понимание того, где заканчиваюсь я и начинаются другие, где мое, а где – не мое. Способность чувствовать и осознавать, где проходят психологические границы, формируется в детстве, в родительской семье.

Если родители с уважением относились к своему и чужому личному пространству, к чувствам и потребностям ребенка, то ребенок с раннего возраста хорошо осознает, где - его, а где – чужое, за что отвечает он, а за что - другие. В результате вырастает цельная личность, которая «четко очерчена», которая может выставить и защитить свои границы, не ожидая, что это сделает кто-то другой. Если же в родительской семье границы членов семьи, их территории и зоны ответственности были перепутаны, то и ребенок вырастает с такими же несформированными границами. Существует 3 типа психологических границ: 

Размытые. Границы личности как бы до конца не сформированы. Это проявляется, например, в следующем:- тяжело сказать «нет»;- сложно понять, что ты чувствуешь и чего хочешь;- есть стремление спасать (т.е. помогать, когда тебя об этом не просят);- частое пребывание в состоянии «жертвы»;- человек стремится взять ответственность там, где он не должен ее брать, и не берет там, где должен;- в партнерских отношениях желание партнера воспринимается как свое.

Непроницаемые.Человек закрыт, не делится чувствами и желаниями, избегает эмоциональной близости. Он выставляет не границы, а стены. Границы принципиально отличаются от стен. Выставляя границы, мы как бы очерчиваем себя, заявляем о себе, как о личности, о своих чувствах и желаниях, оставаясь при этом открытыми. Границы не мешают устанавливать близкие отношения и облегчают при этом общение, ведь с тем, кто имеет контуры, легко взаимодействовать. При этом мы можем осознанно двигать границы по своему желанию, подпуская кого-то ближе, а для кого-то - устанавливая дистанцию. Стены же не дают возможности увидеть того, кто находится за стеной, таким, какой он есть, и близко подойти к нему. Кроме того, человек не может подвинуть свои стены по своему желанию, так как выстраивать их заставляет страх. За стеной жить безопаснее. Там ты не боишься стать уязвимым и ощутить боль, но, оставаясь за стеной, невозможно познать радость истинной близости и позволить другому человеку узнать тебя настоящего, принять и полюбить.

Здоровые.Человек, психологические границы которого четко очерчены, хорошо осознает, за что он должен брать ответственность, а за что – нет, что он хочет, а чего не хочет, что чувствует, а что – нет, от чего получает удовольствие, а что ему не нравится. При этом он не боится обозначить свои границы и защитить их, если это потребуется. Что мешает устанавливать здоровые психологические границы?Страхи (одиночества, потери, отверженности и др.) «Если я заявлю о себе, о своих чувствах и желаниях, то близкому человеку это может не понравиться. Он может не принять меня таким, какой я есть, покинуть или отвергнуть, и я испытаю боль». И человек начинает задвигать свои психологические границы, чтобы уменьшить свои страхи.

Желание заслужить любовь. «Если я буду удобным и комфортным, то меня будут любить». Например, мама упрекает ребенка в том, что он виноват в ее плохом настроении, так как тот плохо себя ведет, и лишает его своей любви. Тогда ребенок делает вывод: чтобы тебя любили, надо хорошо себя вести. Во взрослом возрасте такой человек будет делать акцент не на своих чувствах и желаниях, а на потребностях другого человека и своем стремлении эти потребности удовлетворить. Это его путь – заслужить любовь.

Боязнь конфликтов и гнева другого человека. Неумение правильно вести себя в конфликтах и справляться с гневом другого человека заставляет делать все, чтобы этого избежать. Тогда оказывается проще отказаться от своих желаний и потребностей, чем войти в конфликт или столкнуться с проявлением негативных чувств.

Чувство вины. «Я не имею права на свои желания и на открытое выражение своих чувств». Такая установка формируется в детстве, когда ребенку либо запрещают выражать свои чувства, либо его чувствами никто не интересуется. В таком случае открытое признание и выражение своих чувств и желаний вызывает чувство вины, которое болезненно, поэтому человек пытается его избежать.

Боязнь причинить боль другому человеку. Не все наши решения комфортны для других людей. Кому-то от наших решений может быть больно, но это не повод от них отказываться. Каждый проживает свою жизнь так, как считает нужным, а окружающим придется справиться с негативными чувствами, если они вдруг при этом будут возникать. Например, если женщина продолжает жить с нелюбимым мужем из-за того, что не хочет причинить ему боль своим уходом, то она задвигает тем самым свои психологические границы. В результате плохо обоим. Если же она все-таки сделает то, что считает нужным, то оба, пройдя через боль, обретут возможность стать счастливыми, но уже в других отношениях. Выставлять свои границы часто непросто, но есть один секрет, который значительно облегчает этот процесс. Секрет состоит в том, что границы надо выставлять с любовью. Границы, выставленные без любви, всегда вызывают сопротивление. Поэтому, если вас не слышат или не хотят слышать, то просто добавьте любви. Почувствуйте разницу в двух посылах: «Мама, не входи без стука, это моя комната»; «Мама, я тебе очень люблю, но мне иногда необходимо побыть одному. Постучи, пожалуйста, если захочешь ко мне войти» Первый вариант – границы, выставленные без любви, второй – с любовью. Вы сами можете почувствовать, что они вызывают разный отклик.

Чтобы научиться выставлять свои психологические границы, нужно полюбить себя и разрешить себе ставить на первое место свои собственные чувства и желания. Новая установка: «сначала - я». И она не имеет ничего общего с эгоизмом. Человек, который обрел внутреннюю свободу, научился уважать себя и осознал свое личное пространство, будет с уважением относиться и к психологическим границам другого человека, а это залог счастливых отношений.

Добавить комментарий



Комментарии (0)


Этот материал еще никто не прокомментировал.